avangard-pressa.ru

A. Animal and Vegetable Kingdom 6 - Психология

Сначала возникла корпускулярная теория света И. Ньютона, в соответствии с которой свет рассматривался как набор частиц (XVIII век). Впоследствии многими опытами было доказано, что свет проявляет волновые свойства (XIX век.), которые с точки зрения корпускулярной теории не могут быть объяснены. В то же время у света существовал ряд свойств, легко объяснимых только корпускулярной теорией и необъяс­нимых с точки зрения волновых представлений. Новая научная теория — квантовая физика (XX в.: Н. Бор, В. Гайзенберг и др.) — позволила впервые непротиворечивым образом совместить эти представления и, в частности, показать, в каких случаях свет (и другие элементарные ча­стицы) проявляют корпускулярные свойства, а в каких — волновые. Это новый уровень понимания.

Если даже элементарные частицы — основа материального мира — проявляют столь противоречивые свойства, то само наличие про­тиворечия есть норма окружающего мира на всех его уровнях, и за­дача любого научного описания — совместить несовместимое.

Если перед вами стоит статуя, вы можете посмотреть на нее спере­ди, можете посмотреть на нее сзади, а можете подняться по лестнице и посмотреть на всю целиком сверху. И точно так же научное познание идет от более низкого уровня к более высокому, на котором находится точка нейтрализации.

А & не-А

А не-А

Не только в науке диалектический треугольник является достояни­ем интеллектуальной мысли: любое глубокое размышление приводит нас к пониманию наличия периферийных случаев, которые не соответ­ствуют ни одной категорической позиции. Это диалектический комп­ромисс (в хорошем смысле этого слова). Не нравственный компромисс, а интеллектуальный, который дает возможность совместить несовместимое.

Синтез представлен в искусстве, в жизни, в человеческих отноше­ниях — во всем. Понимание этого, тем не менее, не является столь три­виальным — для этого необходимы развитый ум и наблюдательность, умение перемешивать черные и белые краски, светлые и темные тона, и видеть, как эти смешанные краски демонстрируют цвет окружающего мира. И как только вам захочется занять категорическую позицию по некоторому поводу, вспомните о диалектическом треугольнике: возмож­но, кто-то другой, умнее вас (или вы сами позднее), приблизится к воз­можности совместить вашу категорическую позицию с позицией про­тивоположной — и это наверняка будет более точным знанием.

Каждая нейтрализация может рассматриваться как новая мысль (В), для которой со временем найдется антитезис (не-В), что приведет впоследствии к слиянию В & не-В и т.д. Это дерево, растущее вверх:

В словосочетании живой труп исчезает контраст между жизнью и смертью; в словосочетании красноречивое молчание происходит слия­ние противопоставления речи, красноречия, ораторского мастерства с полным отсутствием речи (молчанием).

D : С & не-С и т.д.

не-С C : B & не-В

В : А& не-А не-В

А не-А

Оксюморон как прием выразительности представляет собой диалектический синтез, и в этом его риторическая значимость. Оксюмо­рон граничит с логическо-речевыми парадоксами и в речи произво­дит сильное впечатление. Если при оценке личности человека приме­нить оксюморон, это будет очень эффектно. Конечно, для этого требу­ется глубокий анализ конкретного человека. Если это человек внут­ренне противоречивый, можно дать оценку его личности через анти­тезу, показать контрастные свойства его характера, т.е. сказать: "Есть люди, с которыми этот человек благороден, добр и мягок в поведении, а есть люди, с которыми он жесток до садизма". Но можно сказать и по-другому: "Это такая странная личность, которая иначе как словосоче­танием жестокое милосердие и определена быть не может". Если вду­маться, личность любого человека контрастна, потому что в нас бушу­ют две стихии: божественная и дьявольская, и одна на каких-то этапах побеждает другую, а потом начинает побеждать вторая. Поэтому в при­менении к оценке человеческой личности оксюморон очень уместен.

В заключение рассмотрим особый по своей значимости прием выразительности — фигуру умолчания. Уже говорилось, что рито­рика — это не только наука о том, как говорить, но и во многом наука о том, как не говорить и чего не говорить. Фигура умолчания уже са­мим названием задает этот принцип. Умолчание — это оборот речи, который заключается в том, что автор сознательно не до конца выра­жает мысль, предоставляя читателю или слушателю самому догадаться о невысказанном. "Что подумали, что почувствовали оба? Кто узнает? Кто скажет? Есть такие мгновения в жизни, такие чувства — на них можно только указать и пройти мимо..." (Л.Н. Толстой). Не сказано, какие это чувства, на них только указано и поставлено многоточие. Как уже было сказано, эмоциональная сфера человека плохо передается сло­вами. Гораздо лучше эмоции передаются на уровне body language: че­рез выражение лица, глаз, позу и т.д. — и передаются, конечно, энерге­тическим способом. Мы даем другому человеку возможность почувство­вать на неречевом уровне наше эмоциональное состояние, объяснить которое не умеем. Очень сильное внутреннее волнение человека всегда передается окружающим, оно заметно и чувствуется каждым настоль­ко, что им можно "заразиться".

Речь же сама по себе эмоциональную сферу искажает, что связано с несколькими причинами. В первую очередь влияет десемантизация слов. Дело в том, что эмоций не так много и они имеют точные названия. Никаких сложных синонимических рядов тут не существует. Есть сло­во стыд, у него есть один неточный синоним — позор;у слова отчаяние неточные синонимы — горе, трагедия. Иными словами, каждая эмоция задается одним или несколькими, смежными по смыслу словами. А так как эмоции "посещают" человека крайне часто, то и слова, соответ­ствующие этим эмоциям, он произносит тоже часто, что приводит к их десемантизации. Поскольку эмоции находятся в сфере бессознательно­го (а речь есть знаковая система сознательного), сознание плохо ориен­тируется в хаосе эмоций и передает информацию о них в искаженном виде. Человеку часто не дано понять, что он чувствует. Например, ему кажется, что он испытывает чувство неловкости, а на самом деле он испытывает чувство раздражения. А иногда он испытывает и раздра­жение, и досаду, и отчаяние, и удовольствие одновременно, и очень часто по одному и тому же поводу. Так как эмоциональная стихия, находясь в сфере бессознательного и плохо проникая в сознание, неадекватно передается речью, фигура умолчания оказывается в определенной си­туации самым точным способом передать эмоцию.

Как построен приведенный выше отрывок Л. Толстого? Указана ситуация, и читатель может себя мысленно в нее поместить и испытать определенное состояние. Неважно, имел ли Толстой в виду именно это состояние или какое-нибудь другое. Он имел в виду нестандартное, осо­бое состояние, а каждый из нас может вспомнить такие мгновения в жиз­ни, такие эпизоды, когда мы чувствовали то, о чем говорить трудно, но что запоминается на всю жизнь как нечто глубокое и очень важное. Если вы почувствуете что-нибудь подобное еще раз в жизни, то вспомните и первое свое впечатление, найдете отличие и сможете сравнить. Такие состояния из категории неопределяемых на языковом уровне, но хорошо распознаваемых внутренне. Что может быть в этой ситуации лучше, чем фигура умолчания? Чтобы не искажать информацию, надо указать человеку на определенную ситуацию, он сам себя психологически в эту ситуацию поставит и назовет собственные ощущения на своем внутрен­нем эмоциональном языке.

Фигура умолчания дает возможность сокрытия всего того, что вы не хотите сообщить своим собеседникам. У человека существует право на молчание, право не передавать информацию. И надо бороться за это свое право, не допускать того, чтобы другие люди вас превратили в ис­точник информации. Надо каждый раз думать, в какой степени вам лич­но целесообразно что-то сказать или чего-то не говорить, и вы быстро почувствуете, что часто целесообразнее промолчать. Молчать разум­но во всех тех ситуациях, когда вы понимаете, что справитесь с про­блемой сами, — тогда речевой партнер вам не нужен. И тут фигура умолчания играет, безусловно, главную роль.

Фигура умолчания связана с ораторским приемом, который на­зывается держать паузу. Держать паузу — означает продолжи­тельное время молчать (но молчать так, чтобы ваше молчание не шо­кировало других людей и не казалось им странным), поддерживая слу­шающих в том эмоциональном состоянии, в которое вам как оратору удалось их ввести, и давая им возможность испытывать это состояние достаточно долго. Это требует специального умения, которому мож­но научиться.

Второе значение термина держать паузу — это тайм-аут, кото­рый вам дан в речи другим человеком, когда вы находитесь в сложной ситуации (например, вы не знаете, как ответить и стоит ли отвечать, или вам хочется скрыть первую реакцию на речь собеседника). Очень часто это бывает в ситуации, когда вам задается вопрос, ответ на который для вас неоднозначен или нежелателен (может быть, это неожиданный воп­рос), и вы берете тайм-аут для того, чтобы ответить максимально для себя целесообразно. Подержав паузу, вы можете прийти к выводу, что целе­сообразно продлить ее до бесконечности и вообще ничего не отвечать. Но для этого тоже требуется время. Когда на экзамене к вам обращаются с каким-то вопросом, рекомендуется подержать паузу, чтобы проанали­зировать смысл вопроса и не допустить в ответе подмены тезиса (см. выше). Учитывая нервозность, которая бывает на экзамене, вас никто за эту паузу не осудит, только держать ее физиономически надо определен­ным образом: не открывать широко глаза, не высовывать язык от неожи­данности и т.д. — надо молчать, всем своим видом демонстрируя работу мысли. Задуматься надо так, чтобы ваш облик показал, что вы думаете именно над тем вопросом, который вам задан.

Глава 24

BODY LANGUAGE

(ЯЗЫК ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕЛА)

Мы должны быть осторожны с тайной

личности: не врывайтесь, забыв почтение, в святая святых человека!

Т. Карлейль

Естественный язык тесно соприкасается (и даже сливается иног­да) с другой, ближайшей к нему семиотической системой — системой жестов (BL). "У всякого чувства есть свойственные лишь ему одному жесты, интонация и мимика; впечатление от них, хорошее или дур­ное, приятное или неприятное, и служит причиной того, что люди рас­полагают нас к себе или отталкивают" (Ф. Ларошфуко). При выборе средств выражения говорящий выбирает иногда не только между чис­то языковыми средствами, но и между языковыми, с одной стороны, и неязыковыми — с другой. Так, выражение Уйдите! может включаться в две различные знаковые системы, члены которых находятся в по­парном соответствии между собой.

Звуковой язык Прошу вас выйти Удалитесь Вон BL Вежливый жест, указывающий на выход Вежливый иронический жест, указывающий на выход Грубый жест

Второй ряд знаковых систем, сопровождающих речь или восполняющих (компенсирующих) ее, в случае если по каким-то причинам она оказывается недостаточно эффективной, изучается в особой отрасли лингвосемиотики, называемой кинесикой.

В кинесике исследователи жестов и поз выделяют простейшую (да­лее неразложимую без потери смысла) позу человеческого тела, кинеморф. Класс взаимозаменяемых поз образует кинеморфему. Главное для исследователя — выделить такие позы, которые действительно что-то значат в данной культуре, т. е. являются знаками. Их называют изолятами. Каждая пара поз имеет структурные различительные призна­ки. После того как изоляты выявлены, надо описать ограничение их встречаемости, т.е. провести принцип эквивалентности. Необходимо описать ситуации (контексты), в которых они появляются.

Изучение языка человеческого тела связано с тем, как информация на невербальном (т.е. на несловесном) уровне передается от говоряще­го к слушающему, а реально даже не к слушающему, а к зрителям. В каком-то смысле, когда человек является объектом речи, он и зритель и слушатель одновременно, если это устная коммуникация. Система BL подстраивается под естественный язык, т.е. под речь, и воздействие как бы двойным ударом направляется на тех, кто является ее объектом. Про­блема в том, что знаковая система естественного языка — это знаковая система сознательного (см. выше), она реализует в речи, как правило, то, что вы осознанно собираетесь в ней реализовать; а знаковая систе­ма BL — это семиотика бессознательного, она реализует те мотивы, которые находятся в бессознательном. Зона бессознательного в извест­ной мере противоречит зоне сознания. Это надо очень хорошо пони­мать, потому что, в соответствии с одним из основных тезисов психо­аналитической теории, бессознательное стремится к получению и дос­тижению удовольствия. И поэтому все внутренние мотивы человека определяются этим стремлением к удовольствию и радости; этическая концепция гедонизма декларирует тезис о достижении удовольствия как главного стимула и цели жизни человека (см. выше). А сознательное является как бы голосом социальности и покаяния, которые ограничивают это внутреннее стремление к получению удовольствия или радос­ти в тех случаях, когда само достижение удовольствия и радости противоречит этическим или юридическим нормам общества.

Таким образом, человеческий интеллект — постоянно действую­щее поле битвы между сознательным и бессознательным, а поэтому удовлетворения психологического, внутреннего человек, как прави­ло, не достигает: он по своей природе противоречивая структура. Именно исходя из этого положения, психоаналитическая концепция декларирует человеческое бытие на этой Земле как бытие, исполнен­ное страдания, поскольку, повторяем, возникает сильное внутреннее противоречие между потребностью в удовольствии и внутренними че­ловеческими личными ограничениями в достижении этого удоволь­ствия. Эти внутренние ограничения много важнее, чем ограничения социальные. Они более значимы для человеческой личности. Отсюда делается естественный вывод, что две зоны, которые реализуют созна­тельное и бессознательное, входят в противоречие друг с другом и на уровне реализации. И поэтому знаковая система BL противоречит очень часто реальной речи. Человек на словесном уровне пытается своим слушателям что-то доказать, а система знаков BL противоре­чит его тезису, выступая так называемым неконгруэнтным способом (о конгруэнтности как о математическом термине, означающем подо­бие, см. выше), т.е. неподобным, неединообразным способом. И, та­ким образом, восприятие речевое, т.е. восприятие устной словесности тоже оказывается предельно противоречивым. Человек, с одной сто­роны, улавливает и осмысливает аргументацию, а с другой — по выражению лица, позе, движениям говорящего он понимает, что что-то тут не так. Целевая установка такой речи иная. И понимание про­исходит опять же не на сознательном, а на бессознательном уровне. Появляется некоторое беспокойство относительно прослушанной речи. Очень часто у вас возникало неудовлетворение в ситуации, когда какой-нибудь человек говорил вам теплые и нежные слова, а весь егооблик, несмотря даже на попытки скрыть это, говорил вам о том, что эти слова он произносит неискренне. И придраться не к чему, а внутреннего удовлетворения нет. Что означает отсутствие у слушателя внутреннего удовлетворения? Это означает, что речь строилась на­прасно, потому что она не достигла цели. Очевидной становится необходимость подстройки знаковой системы бессознательного BL под конкретную речь, заключающейся в осознанной организации подо­бия, т.е. попытке выстроить на уровне корпуса, лица, рук и т. д. те знаки, которые подтверждают истинность вашей речи. Это сложно, потому что таким образом приходится ломать бессознательное. Этот тренинг (часто профессиональный, например, в резидентской деятель­ности) является многолетней тяжелейшей работой и никогда не за­канчивается полной победой. Только частичные победы на этом пути можно завоевать, потому что BL — это предатель человеческого со­знательного, т.е. предатель самого человека, это то, что его выдает. Часто бывает так, что вы очень внимательно смотрите на человека, слушаете то, что он говорит вам, но не вдумываетесь в это, а делаете один вывод: этот человек плохо ко мне относится — и больше ника­ких содержательных выводов из всей его речи не делаете (а он, может быть, предлагал вам что-нибудь целесообразное и даже для вас вы­годное). И это все, к сожалению, потому, что бессознательное оказа­лось информационно более приоритетно, чем сознательное. Очень важной частью человеческого тела являются руки.

Ладонь

Ладони! (Справочник

Юнцам и девам.)

Целуют правую,

Читают в левой.

В полночный заговор

Вступивший — ведай:

Являют правою,

Скрывают левой.

Сивилла — левая:

Вдали от славы.

Быть неким Сцеволой

Довольно — правой.

А все лее в ненависти

Час разверстый

Мы миру левую

Даем — от сердца!

А все же, праведным

Объевшись гневом,

Рукою правою

Мы жилы — левой!

М. Цветаева

Жесты кистей рук.

1. Потирание ладоней символизирует ожидание победы.

Следует помнить, однако, что иногда этот знак неуместно демонстрировать (например, официанту в ожидании чаевых), так как медлен­ное потирание ладоней настораживает другого участника коммуникации.

2. Потирание большого пальца об указательный или кончики дру­гих пальцев символизирует "деньги". Этот жест вульгарен — его мож­но применять далеко не всегда.

3. Сцепленные пальцы рук есть символ разочарования и желания человека скрыть свое отрицательное к вам отношение, особенно если кисти подняты вертикально. Этот жест часто сопровождается обманчи­вой улыбкой. Очень важно знать об одной удивительной особенности BL как знаковой системы психологического состояния человека. Если человек чувствует нечто, он передает это специальными знаками (что очевидно). Странно другое: если насильно лишить человека возможно­сти эти знаки демонстрировать, у него в связи с их отсутствием меняет­ся само психологическое состояние. То есть не только знак становится следствием психологического состояния, но и само психологическое со­стояние может быть следствием знака (закон обратимости знака). По­этому, если человек жестами символизирует негативное отношение к вам, лишите его физической возможности демонстрировать это отно­шение, и, возможно, ситуация психологически для вас улучшится. На этом феномене основана, в частности, следующая рекомендация: во вре­мя переговоров надо вынудить сидящего человека расцепить кисти и вытянуть руки с открытыми ладонями, для этого можно предложить ему сигарету или протянуть книгу.

4. Шпилеобразное положение рук есть знак уверенной и "всезнаю­щей" позиции. Это жест субординации, он часто сопровождается от­кинутой вверх головой, что символизирует высокомерие и самодоволь­ство. Эти жесты могут привести как к положительному, так и к отри­цательному результату в зависимости от сопровождения другими же­стами.

5. Закладывание рук за спину есть жест уверенности в себе и чувства превосходства (в стрессовых ситуациях позволяет овладеть собой и почувствовать уверенность, например, перед кабинетом зубного врача). Он позволяет человеку с бессознательным бесстрашием открыть свои ранимые области тела: желудок, сердце, горло. Если сзади руки в замке — это просто уверенность. Если сзади одна рука держит другую за запястье — человек расстроен и пытается взять себя в руки (так появилась эта идиома). Как будто одна рука держит другую, мешая ей нанести удар. Чем выше сзади место обхвата одной руки другой, тем более очевидна нервозность.

6. Акцентирование больших пальцев. Большие пальцы в хиро­мантии обозначают силу характера и личности. В невербалике — тоже. Выставление больших пальцев есть символ властности, превос­ходства, агрессивности. Часто им пользуются хорошо одетые люди. Этот знак очень эффектен, если слова противоположны высокомерию жеста (по моему скромному мнению). Это наводит на размышления о том, что две сосуществующие знаковые системы — естественный язык и Body Language — могут усиливать впечатление друг от друга, при­чем, в частности, благодаря контрасту. В этой ситуации у слушателя обычно возникает недоверие. Большие пальцы, выставленные из кар­манов, — частая поза женской доминантности, обычно при этом жен­щина встает на цыпочки.

Акцентирование больших пальцев часто сопровождается скрещиванием рук на груди (негативный, оборонный сигнал) и покачиванием на каблуках.

Указание на человека большим пальцем есть насмешка, причем крайне обидная; применяется в основном мужчинами.

7. Положение рук в качестве барьера (попытка защитить сердце).

Руки на груди. В детстве мы часто скрываемся от опасности за каким-либо предметом (шкафом, большим камнем и т.п.). Это тоже барьер, чтобы защититься от опасности, отгородиться от надвигающейся угрозы и нежелательных обстоятельств. Если человек скрестил руки, он нервничает, чувствует угрозу. Это — поза обороны. В такой позе чело­век меньше усваивает слышимой информации. Есть данные очень ин­тересного эксперимента, проведенного со студентами. Студентов по­просили сначала послушать текст длиной N знаков, сидя со скрещен­ными на груди руками, а потом записать по памяти то, что они за­помнили (на уровне лексических единиц, т.е. выписать слова, кото­рые, по их мнению, были в тексте). Потом прочли тем же студентам другой текст, тоже длиной N знаков, но сидели они при этом, опустив руки вниз. Когда они записали по памяти лексические единицы вто­рого текста, оказалось, что их на 38% больше. Поэтому рекомендует­ся иметь в аудиториях стулья с подлокотниками.

Даже если сидеть, скрестив руки на груди, человеку удобно (привычка), это все равно отражение его состояния. Кроме того, следует знать, что этот человек с плохой реакцией. Мы часто используем этот жест в толпе незнакомых, в очереди, в лифте — там, где чувствуем себя небезопасно. Иногда это поза несогласия (например, когда ругают уважаемого вами человека). Оратор должен добиться потепления ауди­тории и расцепления рук, иначе его речь обречена на провал. Надо разомкнуть скрещенные руки собеседника, и он перестанет испытывать к вам недоверие (хотя бы частично). Надо вынудить его вытянуть руки или попросить наклониться вперед, чтобы лучше рассмотреть что-либо. Можно задать ему вопрос: "А что вы об этом думаете?" Если при скрещивании рук на груди еще и пальцы сжаты в кулаки — это знак враждебности. Перед вами наступательная позиция. Если при этом вы видите стиснутые зубы или покрасневшее лицо, ждите нападения. Если при скрещивании рук человек держит их, это означает, что он пытает­ся справиться с негативными ощущениями. Ему следует помочь.

Скрещенные внизу руки (за руки с самим собой). Жест позволяет человеку восстановить чувство эмоциональной безопасности, как в детстве, когда при любой опасности нас берут за руку родители.

Если человек держит себя за предплечье (неполный барьер), — это означает неуверенность в себе (в момент речи, получения награды и др.).

Замаскированно скрещенные руки символизируют желание скрыть нервозность; например, когда идешь через зал, где все на тебя смотрят, — поправлять часы, запонку на другой руке, держаться за цветы, сумочку или бокал обеими руками.

Одновременно с руками важную информацию передает и положе­ние ног.

Перекрещивание ног (попытка защитить половые органы) — при­знак негативного или оборонного отношения человека. Крест рук бо­лее негативен, чем крест ног, который надо интерпретировать осторож­но, не забывая, что "так сидят леди".

Крест рук и ног (в сидячем положении) — типовое выражение неудовольствия у женщин.

Нога на ногу с образованием четверки (по-американски) — свидетельство соперничества, бойцовского духа. В этой ситуации следу­ет задать вопрос: "Что вы думаете по этому поводу?"

Если крест ног четверкой и руки на ногах — это признак твердо­го, упрямого человека, к которому нужен специальный подход.

Руки и ноги крестом при положении стоя в компании незнакомых людей означают самозащиту, даже если на губах улыбка. По ходу бесе­ды защитная поза может переходить в открытую (открытые ладони); под воздействием алкоголя это происходит быстрее.

Сжатые руки + сведенные лодыжки + закусывание губы — это сдерживание негативного отношения, неприятных эмоций, страха или взвол­нованности (у следователя или во время собеседования о приеме на работу). Чтобы человеку помочь победить волнение и сменить позу, надо к нему подсесть. Во время переговоров эта поза означает, что партнер не хочет уступать в цене.

Фиксирование ступни одной ноги на голени другой означает уси­ление оборонной позиции у женщин.

Если позы этой группы вошли в привычку, помните, что, во-пер­вых, вас неправильно интерпретируют окружающие и, во-вторых, если вы нервозны, такие позы еще больше усиливают ваше состояние.

Глаза — зеркало души.

Светильник для тела есть око.

Итак, если око твое будет чисто, то все тело

твое будет светло;

Если лее око твое будет худо, то все тело

твое будет темно.

Евангелие от Матфея 22, 23

Как много говорят человеческие глаза, какие мельчайшие оттенки мыслей, чувств и ощущений способны они передать! Значимость этого источника приема и передачи психологической информации по заслу­гам оценена человечеством и восславлена в живописи, скульптуре, по­эзии.

Ты помнишь, как из тьмы былого,

Едва закутана в атлас,

С портрета Рокотова снова

Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза — как два тумана,

Полуулыбка, полуплач,

Ее глаза — как два обмана,

Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,

Полувосторг, полуиспуг,

Безумной нежности припадок,

Предвосхищенье смертных мук

Когда потемки наступают

И приближается гроза,

Со дна души моей мерцают

Ее прекрасные глаза.

Н. Заболоцкий

Нет, у него не лживый взгляд.

Его глаза не лгут.

Они правдиво говорят,

Что их владелец — плут.

Р. Бернс

Глаза, словно неба осеннего гнет,

Но нет в этом небе огня.

И давит меня это небо, и гнет —

Вот так она любит меня.

Б. Окуджава

Глаза являются самыми мощными знаками BL, во-первых, потому, что они занимают центральное положение в человеческом организме, и, во-вторых, потому, что через зрительный анализатор проходит 87% всей информации, получаемой человеком (9% процентов проходит че­рез слуховой анализатор, а на оставшиеся 4% приходится информация, поступаемая в мозг через все прочие органы чувств). Зрачки ведут себя полностью независимо, расширяясь от положительных эмоций и сужа­ясь при отрицательных. Если человек возбужден, его зрачки расширя­ются в четыре раза, если сердит — сокращаются (в таких случаях гово­рят: глаза-бусинки или змеиные глаза). Зрачки влюбленных при встрече расширяются (что обычно точно интерпретируется). У детей зрачки фи­зиологически больше, чем у взрослых, и, кроме того, они еще расши­рены, так как дети хотят завоевать внимание взрослых.

Поскольку зрачки расширяются от возбуждения, картежникам, в частности, следует играть в темных очках. Если в покере выпало че­тыре туза, зрачки обязательно расширяются, и человек себя разобла­чает. Аналогичный совет можно дать всем людям, находящимся в со­стоянии нервного возбуждения, которое они хотят скрыть. Чтобы по­нять состояние человека, ему всегда следует смотреть в зрачок. Обща­ясь с человеком, попробуйте ответить на три вопроса:

1. Как он на вас смотрит?

2. Долго ли смотрит?

3. Как долго он может выдержать ваш взгляд?

Если человек нечестен с вами, скрывает что-то, его глаза встреча­ются с вашими менее чем в течение одной трети части времени обще­ния. Если же его глаза встречаются с вашими больше, чем две трети времени общения, то расшифровать это можно двумя способами: а) вы для человека очень привлекательны (тогда зрачки будут рас­ширены); б) этот человек враждебен по отношению к вам, он бросает вам вызов (зрачки у него при этом сужены).

Если вы хотите вызвать в человеке доверие, любовь, все время смотрите ему в глаза (не менее 70% времени общения) — и вы, скорее всего, добьетесь успеха. Скованный, скромный человек с опущенными глаза­ми редко пользуется доверием. Поэтому, в частности, на деловые пере­говоры нельзя надевать темные очки, так как партнеру покажется, что вы его рассматриваете в упор. Следует знать, что существуют нацио­нальные особенности продолжительности взгляда, например европей­цы обычно долго смотрят в глаза, а японцы — на шею.